logo
 
?

автоматы алькатрас бесплатно

Место, где можно с пользой и выгодой провести своё время.

Ниже любознательный читатель узнает о тюрячке в этой стране, инфа про другие же вынесена в отдельную подстатью.

Применяется как орудие возмездия Кровавой гэбней для запугивания, устранения либо наказания всех непокорных и несогласных.

В данное время эти уютненькие заведения находятся под контролем ФСИН — очередного уродца, находящегося в подчинении у Минюста и рождённого при распиле МВД.

В интернете и в реальной жизни тюрьмой, как правило, называют место, где сидят. Под зоной же чаще всего подразумеваются исправительные колонии общего/строгого режима. Сначала пативэн перевозит задержанного или подозреваемого в , и именно этот термин можно услышать/прочитать в источниках советской эпохи. мелко нашинковал заебавшую гнусную старуху любимой катаной? Впрочем, не слишком серьёзные правонарушители сперва препровождаются в , а то и просто прохлаждаются в чьём-нибудь кабинете до установления личности.

Многие виды быдла полагают, что каждый «настоящий мужик» должен отсидеть в тюрьме, отслужить в армии или хлебнуть таки говна в ином месте. Попозже, в попытках придать человеческое лицо нечеловеческим условиям, КПЗ переобозвали: мол, если есть предварительное заключение, то есть и окончательное, которое кагбэ стигматизирует. А вот в собственно ИВС приземляются обычно уже более достойные джентльмены, за уголовно наказуемые деяния.

А ИВС — именно для временного содержания, что ни в коем разе клеймо не ставит. Попадают сюда все без разбору: помочился по пьяному делу на портрет Самого? Там же могут содержаться те, кто в качестве наказания получил административный арест.

При этом в Мухосранских ИВС-ах камеры обычно не шибко забиты, а если дело происходит в селе, то новоявленный обитатель пенитенциарной системы может и вовсе сидеть в гордом одиночестве.

Опять же, меньше вероятность быть обобранным или отхватить неиллюзорных от сокамерников.

В больших же городах в ИВС обычно свозят всех подряд, забивая камеры под завязку.

И есть немалая вероятность после вполне невинной прогулки по площади провести очень милую ночь между обосравшимся туберкулёзным бомжиком и сифилитическим привокзальным туалетным пидорасом лет пятидесяти.

А стоя на ногах можно провести часиков этак 12—18, потому что в некогда 12-местной камере может содержаться человек сорок: кому повезло — успел присесть на нары, остальные тусуются у дверей, запиханные и укомплектованные в переполненную каморку прикладами дружелюбной охраны.